Чайка. Театр Луначарского.

«Доступность порождает пренебрежение!» - это дьявольская аксиома медленно раскручивает героев пьесы «Чайка» на оси их моральных принципов и сердечных привязанностей…

В эту мысль упирается каждый герой и каждый зритель,  мысль эта горькая и неприятная, согласиться с ней приходится, но это скорбно, как признать свой собственный диагноз – приступ боли с осознанием диагноза удваивается по силе!

Может,  именно поэтому премьера отгремевшая давно, отзвучавшая эхом в репортажах СМИ  и блогеров только сейчас поднимается на поверхность в моём поле зрения… Не могла я, не хотела обнажать эти чувства, а написать просто  «ах, божественная постановка!» было бы  не честно по отношению к театру и режиссёру. На мой взгляд, ценность спектакля именно в его острой игле, проникающей глубоко в душу каждого зрителя, и в уколе с вакциной вопроса к самому себе, сомнения в себе самом, который Григорий Лифанов задал себе, всей труппе театра  и зрителям…

Пьеса «Чайка», впервые опубликована в 1895-1896 гг. А тревоги и страхи в ней вполне современные!.. 

Константин Треплёв в исполнении Петра Котрова живёт желанием творить. Творить не банально, творить честно перед самим собой, делать в искусстве то, что возвышает его и его читателя и зрителя…  Он совершенно оторван от реальности, не приспособлен к быту, но остро привязан к своим чувственным переживаниям. Он талантлив, но типично не приспособлен к жизни. В этом его боль, в этом его крест, но в этом же его высокое предназначение.  Он категорически не хочет быть доступным, примитивно доступным автором…  Он долго и упорно ищет своего зрителя, который будет готов принять его «новые формы» в искусстве, и к счастью, находит!  Это, пожалуй, единственный всплеск счастья во всей истории. Пьесы Треплёва признаны, он становится  богат и знаменит, но счастлив недолго… 

Чайка. Театр Луначарского.

Чайка. Театр Луначарского.

Рядом с ним Маша  (Мария Кондратенко), которая делает всё, чтобы он обратил на неё своё внимание, она покорена его талантом, она  влюблена, она открыта!.. И доступна…  Она совершенно не нужна ему, он пренебрегает её банальной,  для него, абсолютно банальной доступностью…  А она, в свою очередь, отталкивает открытого и доступного ей Семёна Семёновича (Алексей Красноженюк).  Но «… не всегда пренебрегают тем, что презирают» писал Виктор Гюго. Маша с течением времени отвечает Медведенко согласием, но без взаимности и без уважения к его любви… А страдает от этого не только он, но и ребёнок появившийся на свет. Игра актёров на столько пронзительна и правдива, что зритель  испытывает в зале чувства сожаления и стыда, тоски и безысходности героев, и безмерное сочувствие той маленькой жизни, которую не видно на сцене, но видно как её по умолчанию обесценивают герои Маша,  Полина Андреевна (Ирина Демидкина ) и Шамраев (Евгений Журавкин). Они озабочены исключительно собственными переживаниями, и будучи семьёй фантастически разобщены.     

Чайка. Театр Луначарского.

Чайка. Театр Луначарского.

Чайка. Театр Луначарского.

С другой стороны Нина (Валентина Огданская) звонкая, резвая, пылкая, но не доступная!... И не от отсутствия взаимности, она стеснена приличиями и запретами отца с мачехой. Её ускользающий образ пленит и будоражит сознание Треплёва, есть препятствия, есть кризис – его гению интересно…  А после увлечения Нины Тригориным, гению больно, его оскорбляет и обижает банальность её выбора.  

Чайка. Театр Луначарского.

Что же Тригорин (Николай Нечаев) – высокий, красивый, богатый, знаменитый… Ему скучно жить, божественная Аркадина у  его ног, и это отдельная тема… Метущаяся Нина у его ног, и как только это происходит, он теряет азарт. Ему скучно. Он пренебрежительно относится ко всему, что его окружает, ему не надо  бороться за блага своего существования! Деньги даются легко, от того, что пьесы легко даются зрителю. Женщины  сдаются ещё легче, нет оснований бороться. Скука правит его жизнью. 

Чайка. Театр Луначарского.

Чайка. Театр Луначарского.

 

Аркадина – божественно красивая, царственная и величавая… Татьяне Бурнакиной удалось передать этот образ несгибаемой королевы, у которой в душе прячется маленькая девочка, вздрагивающая от каждого шороха и плачущая от собственной беспомощности…  Она переполнена любовью, но не в состоянии разумно её отдавать…  Своему избраннику Тригорину она выливает её под ноги,  а собственному сыну выдаёт по чайной ложке, как лекарство, когда он в изнеможении умоляет её об этом. Она, скорее всего  понимает, что любовь это дар… Но разменивает её,  как монету, в стремлении обладать тем ,кем увлечена… 

Чайка. Театр Луначарского.

Чайка. Театр Луначарского.

Чайка. Театр Луначарского.

 

А её сын Треплёв безусловно чтит ценность  любви, она втройне ценна ему от того, что далека и не доступна,  и не получая её в необходимом  количестве решает уйти, не в силах больше бороться за любовь матери  и своей избранницы. 

Отделить исполнителей от их героев практически невозможно, зритель верит в их существование безоговорочно. 

Пьеса «Чайка» настойчиво возвращает зрителя к рассуждениям о первостепенной важности приоритетов. 

Что же ставим мы во главу угла в семье? Любовь, которую нужно добиваться и оберегать,  или комфорт, который сам собой устроится в полости души, но никогда не заменит пылающих чувств.   

Чем живёт художник?  Ремеслом, которое прокормит, или высокой правдой искусства, когда каждое творение – это искренний порыв, без оглядки на «средний чек» и «целевую аудиторию».

Как же сохранить эту тонкую грань между открытостью и доступностью, как же спасти душу от пренебрежения  и презрения?.. 

Больше фотографий ЗДЕСЬ

 Чайка. Театр Луначарского.